Погода в Тотьме C

город Тотьма » История » Тотемский посад до 20-х годов XVII века

Тотемский посад до 20-х годов XVII века

История
4 216
0
Происхождение 38 бобылей-подворников таково: 3 человека были посадскими худыми людьми, 2 человека были бобылями, 24 человека - это дети, братья и племянники посадских людей; 3 человека приехали из Кокшеньги, 1 человек - важанин, остальные из разных волостей Тотемского уезда. Дальнейшая судьба известна только 14 человек, из которых 2 - сошли безвестно, 4 - так и остались бобылями-под-ворниками, а 8 человек приобрели свои дворы.

Перейдем к характеристике бобыльства в последней четверти XVII в., когда, как известно, с фискальной точки зрения бобыль-дворовладелец приравнивался к другим категориям посадских полнотяглых людей, а с точки зрения классовой дифференциации он чаще всего пополнял ряды наиболее обедневшей части посадского населения.

Описание и перепись посада в 1676/79 гг. проводились одновременно и одним лицом. Но в переписной книге писец Б. Засецский написал 70 бобыльских дворов, да 128 бобылей-подворников и бобылей-нищих, а в писцовой книге - всего 9 бобыльских дворов и изб, 87 подворников, б бобылей-подворников и 4 нищих-подворника42.

Сопоставляя обе книги, мы находим, что Б. Засецкий как переписчик занес более 80 дворовладельцев в категорию бобылей, а как писец он в эту группу включил только 9, а 73 человека записал посадскими худыми людьми. Что эти 73 человека были все же ближе к бобылям, показывает их дальнейшая судьба. По описанию 1688 г., всего через 8 лет, только одна семья вошла в группу худых дворовладельцев, 10 человек остались бобылями, владельцы 37 хозяйств стали нищими, 1 сошел в Соль-Камскую, 2 - в Поволжские города, 1 - в Москву, 3 - жили в работниках у разных лиц, 1 - был сослан в ссылку, 1 - постригся в монастырь, остальные по посаду совсем не числятся.

Происхождение и дальнейшая судьба подворников выявлены только у половины. Точно указано, что 55 человек - это 5 человек из числа разорившихся посадских людей, 8 человек пришли из Галицкого и Важского уездов, 24 человека - это крестьяне из разных волостей своего уезда. Абсолютное большинство - варничные работные люди, судовые ярыжки, вообще занимающиеся "черной работой", 3 кузнеца. О дальнейшей судьбе большинства из них (132 чел.) в писцовой книге 1687/88 гг. нет сведений. По всей вероятности, они разбрелись в поисках работы.

И, наконец, проведем небольшой анализ бобыльского состава последней описи XVII в. - 1687/88 г. На посаде числилось 38 бобылей-дворовладельцев и только 9 человек подворников (из них 6 были подворниками и ранее, а 3 пополнились за счет посадских людей). Из 38 бобылей-дворовладельцев 7 человек числились таковыми и по прежней переписи, 4 человека появилось неизвестно откуда, 26 человек - из числа худых людей посада и 1 человек - из числа молодчих посадских людей.

В целом из 493 бобылей - дворовладельцев и подворников (не считая членов их семей), учтенных за весь XVII в., только 49 переходили в группу "худых" посадских людей, да и то на небольшой срок, 30 человек оставались до следующей переписи в бобылях, 37 человек перешли в категорию нищих, а 377 человек (семей) при новой описи уже не фигурировали в списках посадских жителей. До середины XVII в. они, как и некоторые посадские худые люди, закладывались за монастыри, образовав несколько беломестных слободок, закладывались даже за людей гостиной сотни. В 1649 г. было возвращено в посад 102 таких человека. Позже уже такой формы выхода с посада не стало, и посадские люди, терявшие дворы и средства существования, уходили в другие районы страны. Именно с середины XVII в. начинается большой уход тотемцев на Соликам-ские солеваренные промыслы и в другие районы, о чем выше уже говорилось. Оставшиеся на посаде попадали в зависимость от монастырей и гостиной сотни торговых людей не через институт заклад-ничества, а уже иным методом закабаления или переходили в разряд тех свободных людей, у кого оставалась одна свобода - продавать свой труд в порядке добровольного найма.

В исторической науке много уделено внимания рассмотрению происхождения и эволюции различных категорий посадских жителей, но такая группа, как посадские нищие конца XVII и начала XVIII в., осталась вне поля зрения исследователей социально-экономической жизни русского города.

Это вряд ли объясняется малочисленностью этой группы жителей43. Изучая население посадов, главным образом по материалам фискальной политики правительства, буржуазные исследователи игнорировали нищих, как тех, кто активно не участвовал в тягле. Но эта группа населения не только возрастала количественно, а и определенным образом отражала изменения в социально-экономической жизни страны. Наличие полного описания Тотьмы за 1688 г. имеет особенно большое значение в плане изучения социального состава населения поморского города.

В 1688 г. на Тотемском посаде числится 117 изб и 2 кельи нищих, в том числе на тяглой земле стоит 5 избенок приставов, 1 изба палача, 1 изба ссыльного человека, 22 избенки нищих вдов, 79 избенок "самых скудных нищих людей"; да на оброчной земле 9 избенок да 2 кельи нищих. Кроме этого, на посаде было 16 дворов, в которых жили нищие вдовы и приставы, ото составляет 52,5% ко всему числу собственно посадских дворов и изб, в которых живет около половины посадского населения.

При сравнении двух писцовых книг (1679 и 1688 гг.) выяснилось, что почти все эти нищие в 1679 г. были посадскими людьми, причем 68 человек находились в числе "худых статейных" людей, владевших своими дворами, 30 человек - это вдовы, братья и сыновья посадских "худых" людей, 9 человек - из бывших посадских бобылей-дворовладельцев или бобылей-подворников, 1 человек и в 1679 г. числился нищим. Характерно, что из 135 нищих 64 человека жило и в 1688 г. в избах, которые стоят на тех же местах, где стояли в 1679 г. их дворы, но земельный участок во многих случаях стал значительно меньшим.

Только о 13 нищих указано, что они "бродят в мире", но и они имеют избенки "для прибега... на время для варнишной работы". Остальные (не считая приставов и одного тюремного сторожа) были ремесленниками и работниками варничного соляного промысла и речного транспорта. В том числе:

- варничными работниками и судовыми ярыжными - 62 чел., или 46% общего числа нищих на посаде;
- кузнецами и молотниками - 7 чел.;
- плотниками, портными, хлебниками, калачниками и других профессий ремесленниками - 14 чел.; - пастухами и работниками -4.

Таким образом, основная масса нищих вышла из числа посадского-ремесленно-промыслового люда. Известно, что, числясь нищими, эти люди по-прежнему работали на промыслах и в ремесле, но уже в качестве наемных лиц.

Чем объяснить такое резкое изменение социального состава посадского населения за промежуток всего в 8-9 лет?

Думается, что эти изменения начались значительно раньше 80-х гг. Но писцы в 1679 г., "радея о государевой прибыли", игнорировали эти изменения, а писцы в 1688 г. уже не могли так поступить. Воевода Н. Озеров вынужден был отразить в книгах действительное положение на посаде и в силу того, что обстановка настолько была накалена, что вполне можно было ожидать повторения событий 40-х гг., когда дело дошло до открытого восстания в городе и уезде. В конце 70-х и в начале 80-х гг. фактически было восстание и в Устьинских волостях, где крестьяне боролись против приписки их к Тотьме и против распространения на их волости воеводской администрации.

Растет и число посадских людей, которых писцы записывают в число работников. Переписная книга 1677/78 г., перечисляющая абсолютно все мужское население, сообщает следующие данные по всему посаду и уезду: 22 работника (детей у них 1 чел.) жили у попов и церковных причетников, 65 работников (детей и внучат у них 63 чел.) жили у гостей и людей гостиной сотни, 319 работников и бобылей-подворников (детей и внучат у них 74 чел.) - у посадских людей и волостных крестьян. Здесь характерно то, что писец объединяет в одну графу бобылей-по дворников и работников, что в большинстве случаев именно так и было.

Эта группа населения в основном тоже из разорившихся посадских и волостных людей своего же уезда. Так, у солевара А. Г. Булгакова в работниках жил сын посадского человека Иван Бекетов, у кузнеца Анисима Нератова был "дворник в работе" посадский человек Никон Жигулев, у Тимофея Кожина, что имеет большую пашню, жил посадский человек Емельян Иванов и т. д.44 Конечно, большинство этих работных людей попало в эту категорию не путем свободного найма. Здесь и те, кто отдан "в зажив головою" за взятые в долг деньги, здесь и живущие "по записям до урочного году" и другие попавшие в зависимость люди. Но возрастание количества людей этой категории в конце века, в условиях развития товарно-денежных отношений, накладывало свой отпечаток на социальный облик посадского населения.

Подписывайтесь на «Totma.Ru» в Яндекс.Новостях, Дзен и Google Новости.

Пожаловаться на статью

0 комментариев

Информация

Посетители, находящиеся в группе читатель, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.

Вход и регистрация